Теория деструктивной компромиссности

Любое развитие общества, социальной группы и их ценностей можно логически представить в виде вектора движения, который характеризуется направлением, но не даёт истинных представлений о конечной точке. Не смотря на утверждения тех или иных групп в наличии твёрдых и непоколебимых целей, на самом же деле, эти цели не являются конечными в диалектическом смысле, просто статус производных целей относительно базовых является перспективным, абстрактным и второстепенным. Этот, казалось бы, простой и очевидный момент скрывает в себе почву для явления деструктивной компромиссности. Рассматривая известную нам современную историю цивилизации, мы можем прямо и недвусмысленно наблюдать вектор развития прогрессивного человечеста и трансформацию его полит.экономических и морально-этических предпочтений. Христианский вектор развития на первых этапах служил опорой для сильных и поводом для угнетения слабых, но с повышением образованности общества, на первый план стали выходить базовые принципы христианства, которые после долгих лет церковной тирании воспринимались как категорический императив. Соответственно, человеколюбие, сострадание и жертвенность стимулировали врождённое деструктивное чувство эмпатии, которое противоречит жизни и влечёт к смерти. В связи с этим, стремительный рост культуры и науки не мог идти вразрез с гуманистическими концепциями, а вся политикофилософская прогрессивная мысль всё теснее строилась вокруг Человека. Всё это привело к тому, что общество начало пересматривать основы своего существования, бросая вызов самым “несправедливым” и “уродливым” проявлениям традиционного мира. Переломным и знаковым моментом является Великая Французская Революция, которая заявила миру “нам больше не нужен король”. Следствием её стало формирование концепции левого и правого политического крыла, которая до сих пор сохраняет свою жизнеспособность, при том, что вектор развития был всегда левым, в том числе для правого крыла. Долгая история правых как политического реакционизма, закрепила за ними статус политических аутсайдеров, то есть людей, которые сопротивляются левому “прогрессу”. Всё это движение по заданному много столетий назад вектору привело к тому, что эталон современных правых (республиканская партия США) избавился почти от всех атрибутов традиционализма – монархии, буржуазности, капитализма, крайнего национализма, института семьи, веры в бога и т.д. Всё на что они способны – делать “шаг назад” в сторону уменьшения налогов, демонстративных действий по дерегуляции рынка и ограничению иммиграции.
Как же получилось так, что прогрессивный мир стремительно левеет и наступает на горло агонизирующим остаткам традиционных ценностей? Это явление я хочу назвать явлением деструктивной компромиссности. Если представить идеально сбалансированное общество, то его система политических координат должна быть зеркальной, а количество и влияние радикалов должно быть тождественно. Но в цивилизованном постхристианском обществе случился перекос, и условная норма в восприятии людей проходит значительно левее, чем должна проходить. Это всё приводит к тому, что мнение индифферентного большинства сильно склоняется к левому флангу, тогда как радикально правый оказывается несоизмеримо дальше, чем радикально левый. Каждый человек, который считает себя поборником здравого смысла, политически нейтральным и умеренно рациональным, и даже относящий себя к “правым”, и даже ненавидящий леваков, несознательно или, реже, сознательно принимает несбалансированную политическую позицию, которая всё равно находится в левом поле и тем самым маргинализирует правых и легитимизирует левых. Это всё приводит к тому, что баланс общества непрерывно смещается в сторону прогресса и, соответственно, (у)совершенствует “традиционализм”. К чему приводит такой вектор развития лучше вынести в отдельную статью, так как это уже иная тема.
Исходя из вышесказанного, хочется подытожить. Деструктивная компромиссность – явление, при котором человек, придерживающийся нейтральных или центристских взглядов, ищет компромисс между радикальными взглядами, которые не являются зеркально симметричными, сдвигая условный “баланс” в сторону одного из радикальных направлений. Это умозаключение даёт мне основания считать проповедников рациональности и “здравого смысла” латентными радикалами, а их мнение предавать поруганию и обоссыванию. Более того, явление деструктивной компромиссности относится не только к полит.экономическим и морально-этическим сферам, но и к другим, для которых актуально понятие “баланса”.


Залишити відповідь